"Как так халатно отнеслись к личным вещам погибших – мне непонятно" - Ярослав Жилкин для 112 канала.

  • Русский
  • English

 

Вещи погибших на Донбассе воинов нашли в окрестностях Днепра. Окровавленная форма, берцы, нательные кресты и медали были спрятаны в 38-ми мешках с бирками морга. Их заметили представители Гуманитарной миссии «Черный Тюльпан» на территории  рыбхоза. Фермер, который арендует землю,  объяснил, что в 2014 году полицейские попросили посушить здесь вещественные доказательства, но после за ними никто не вернулся.

Вещи погибших прикопали, но собаки периодически растаскивали их. Теперь, найденное передали правоохранительным органам. По предварительным данным, это все принадлежало погибшим в Иловайске воинам.

На связи с 112-м каналом руководитель Гуманитарной миссии «Черный Тюльпан»  Ярослав Жилкин:

Ведущая: Расскажите, пожалуйста, подробности того, как удалось найти мешки с вещами погибших бойцов.

Ярослав Жилкин: К нам поступила информация от Николая Колесника, депутата криворожского горсовета, он имел отношение к батальону «Кривбасс». К нему обратились фермеры и сказали, что у них есть сброс вещей погибших бойцов, которые они прикопали, потому что не знали, что с ними делать.  Выехали на место вместе с Николаем, проверили информацию и она подтвердилась , сразу с началом поисковых работ – показались берцы, пошел запах гниющей плоти, одежда со следами крови, форма со знаками различия, медаль…  Мы вызвали местную национальную полицию, они приехали и под их руководством помогали проводить раскопки, чтобы понять, что там находится. Все выявленные вещи были описаны. Много личных вещей находились в карманах кителей, которые на наш взгляд являются очень важными в процессе идентификации. При каких обстоятельствах они там появились  и по чьей вине – это уже, наверное, будет выяснять следствие. Мы лишь помогали.

Ведущая:  Как Вы думаете, можно выяснить? Полиция сможет справиться с этим заданием?

Ярослав Жилкин: Во всяком случае, они занесли все в протокол. Решение о последующих действиях, наверное, уже будет принимать райотдел Днепропетровской области, откуда приезжали следователи. А мы просто помогали им в изъятии из грунта и описании этих вещей.  А они действительно, похоже, принадлежали убитым. Я так предполагаю, что погибшие поступали в морги, их раздевали, а вот с вещами не знали, что делать. Человек, который был ответственным за их то ли утилизацию, то ли сохранение, вот так вот и поступил. Привез фермерам.

Ведущая: То есть, Вы верите фермеру? Верите, что он говорит правду?

Ярослав Жилкин:  Мне приходится верить ему на слово. Во всяком случае, то место, которое он показал – было видно они сами уже это немного прикопали, потому что все лежащее на земле уже начали растаскивать и забирать каски, лопатки саперные, какие-то личные вещи…. Мы находили рации, мы находили кобуру от оружия…  Это сейчас, а что было здесь изначально – мы не знаем. Услышанная версия фермеров совпадает с тем, что мы увидели. Не доверять их словам –  у нас оснований нет.  А дальше этим заниматься будет уже следствие.

Ведущая: Как Вы считаете, что дальше делать с этими вещами? Их стоило бы передать родственникам погибших, или они должны остаться у полиции как вещественные доказательства?

Ярослав Жилкин:  Понимаете, любая личная вещь прикрепляется к делу, описывается все, что находилось у человека. И это, как правило, является одной из важнейших улик в процессе идентификации, потому что надо установить личность.  Понятно, что для родственников, личная вещь – крестик, например, или там записочка какая в кармане – является очень важной и необходимой для идентификации… Как так халатно можно было отнестись к личным вещам – для меня непонятно. Для многих семей любая вещь погибшего – семейная реликвия. Они похоронили его, но…

При вывозе погибших с той стороны мы всегда тщательно осматривали и описывали все, что находили. Это даже были какие-то осколки или, например, пуля. Она говорила об очень  многом. Когда тело поступало и людей идентифицировали – приезжали и спрашивали: «А где пуля, которая лежала у него в кармане ? Она у нас в протоколе записана».  И никто не мог ответить.  Скорее всего, она просто была выброшена, потому что никому не нужна была. А для людей она могла быть частью какой-то истории. Может эта пуля застряла у него в записной книжке, и он сохранил ее на удачу…

Ведущая: Еще один вопрос.  Скажите, пожалуйста, эти 38 мешков  говорят о том, что вещи принадлежали такому же количеству бойцов?

Ярослав Жилкин: Со слов фермера, им на сохранение было сгружено 36 мешков…  Много чего истлело, а много чего растащили. Мы же упаковали то, что нашли. Мы упаковали 6 мешков всего. То есть, куда делось остальное  - мне трудно сказать.