О работе "Черного Тюльпана" и "Летописи" написали в Радио Свобода

  • Русский
  • English

В Днепре презентовали документальный фильм «Летопись «Черного тюльпана» – о поисковиках, которые вывозили с Донбасса тела погибших украинских военных. Авторы ленты – криворожские медийщики – сами входили в состав гуманитарной миссии «Эвакуация-200» («Черный тюльпан»). Они создали откровенный, местами очень пронзительный кинорассказ о работе поисковиков, в частности, на неконтролируемой Киевом территории.

«Первые наши смены длились по 18 часов...»

Более 600 выездов на оккупированные территории, 105 исследованных населенных пунктов, свыше 800 найденных и привезенных тел украинских военных и гражданских. За такими, казалось бы, сухими данными о работе гуманитарной миссии «Эвакуация-200» («Черный тюльпан») стоят человеческие трагедии: боль утрат сотен украинских семей, надежды найти и предать земле тела родных, узнать что-то о последних минутах их жизни, переживания самих поисковиков-волонтеров…

Документальный фильм «Летопись «Черного тюльпана» – о поисковиках, которые находили и вывозили с Донбасса «двухсотых» с 2014 по 2016 годы – пока, по договоренностям между украинским Минобороны и стороной противника, они могли совершать рейды на неподконтрольную Украине территорию.

У каждого из семи десятков поисковиков – своя история о том, как работали, порой сталкиваясь с непониманием местного населения, порой – с риском быть обстрелянными или казненными пророссийскими вооруженными формированиями.

Среди самых пронзительных воспоминаний поисковиков о тех днях – обгоревшее тело украинского бойца, зависшее на проводах, почти рядом играющие дети, разбомбленная украинская военная техника, тела погибших военных и агрессивный пенсионер с тростью, грозящий мертвым, женщина с оккупированной территории, обнявшая одного из волонтеров и тихо сказавшая на ухо: «Слава Украине!».

«Искали по свежим следам»

Поисковик Анатолий Золотарев рассказывает: одной из самых сложных была работа по поиску погибших после «Иловайского котла».​

«2014 год, никаких документов никто не вел. Искали по свежим следам. Жара. Тела на полях разлагаются. Искали по запаху. Знали, где проходили колонны. То есть, это был, грубо говоря, свободный поиск. Ты едешь вдоль посадки, чувствуешь запах, останавливаешься, проверяешь, смотришь, ведь кругом – растяжки, боеприпасы. Эксгумируешь. Потом пошли звонки нам на «горячую линию»: там-то и там-то ищите. Нам давали сопровождение, но не всегда все было гладко. Попадали и под обстрелы, попадали и на неадекватных людей. У нас были ротации, потому что психологически очень тяжело было работать», – рассказал Анатолий Золотарев.

«Она надеется услышать голос сына. А его уже нет»

Над фильмом о поисковиках «Черного тюльпана» журналистка Виктория Симкина и телеоператор Константин Сологуб из Кривого Рога работали два года. Сами они тоже входили в состав в гуманитарной миссии. Как поисковик Константин бывал и на неподконтрольной территории, Виктория – только на украинской. Увиденное тогда, говорит она, – навсегда в памяти.​

«Не так страшен вид самих тел, как реакция твоего сердца. Везем тело, мы должны сдать его в судмедэкспертизу, а тут звонит телефон. Телефон убитого бойца. Нам запрещено брать трубку и отвечать. Сморишь, а там написано: «Мама». Она надеется услышать голос сына. А его уже нет... Вот это страшно. Со мной дважды была истерика. Хотя, казалось бы, я не раз присутствовала при эксгумации тел, все это видела.. То, что мы делаем, – это кому-то нужно. Мы верим, что души найденных нами пацанов нас берегут», – сказала в интервью Радио Свобода Виктория Симкина.

Фильм о поисковиках состоит из интервью с самими волонтерами миссии: они очень откровенно, с болью в голосе рассказывают о пережитом. Для иллюстрации использовали также документальные видеокадры, снятые поисковиками на мобильные телефоны с обеих сторон от линий разграничения.

Мать не согласилась. Она ждет

Лента ориентирована преимущественно на взрослую аудиторию. На презентацию в Днепре пришли бывшие бойцы, общественные активисты, молодежь.

Председатель общественного объединения «Берегиня», которое заботится о родственниках военнопленных и без вести пропавших, Алла Макух отмечает: многое о поисковиках «Черного тюльпана» осталось за кадром. Именно они в 2015 году, когда ее сын, боец «Кривбасса», после боев под Дебальцевым находился в руках у вооруженных сепаратистов, помогали передавать гуманитарную помощь пленным.

Родные погибших бойцов благодарны поисковикам за вывоз тел, но многие матери так и не смогли смириться, поверить в утрату, говорит Алла Макух.

«Мамы не всегда готовы принять эти утраты. В связи с тем, что на тот момент, 2014-2015 годы, ДНК-тесты проводилась очень некачественно, да и сейчас такое случается, многие родственники не согласны. Той же Екатерине Хомяк, у которой считаются пропавшими без вести двое сыновей, в свое время предлагали «на выбор» 5 тел. Но она не согласилась. Она ждет», – сказала Алла Макух.

По ее словам, после того, как «Черный тюльпан» перестал ездить на оккупированную территорию, с 2016 года, украинской стороне не было передано ни одного тела.

«Я не могу поверить, что за эти годы никто из тех, кто попал в плен, не был казнен, не умер. Но тела не передаются», – говорит Алла Макух.

По неофициальным данным поисковиков, на неподконтрольной Украине части Донбасса может находиться около 300 тел украинских бойцов и гражданских лиц. 

 

Источник: https://www.radiosvoboda.org/a/donbass-realii/29926196.html?fbclid=IwAR3NUZRrstZpvUr3dplRdpBZG59iNz9K1RU8Dy7DQKtVYoQ_aN97QmmFOKA