С «ЧЕРНЫМ ТЮЛЬПАНОМ», ВАХТЫ ПО ПОГИБШИМ В ДОНБАССЕ

  • Русский
  • English

ПЕРЕВОД репортажа П. Гого («Liberation»): «Avec les «Tulipes noires», gardes des corps du Donbass»

РЕПОРТАЖ

Кратное обозрение сцен борьбы на востоке Украины, НПО, работающих в сфере идентификации и репатриации тел погибших  двух лагерей, которые были оставлены или захороненны поспешно.

Белый фургон Ярослава Жилкина останавливается во дворе школы,расположенной в сорока километрах к востоку от Донецка. Отмеченный красным крестом и позывным «Груз 200» -известным всем в области кодовым названием российской армии,обозначающим погребальный спецтранспорт, -автомобиль с пятью экспертами из неправительственной общественной организации «Чёрный тюльпан», — не остается незамеченным. Команда отвечает за сбор и обмен телами погибших на фронте солдат, как пророссийских, так и лояльных Киеву.

Сообщения от непосредственных участников сражений или жителей о телах погибших — объективный источник для обширных исследований этих пяти специалистов. «Когда любимый человек уходит, лучше получить подтверждение худшего, чем продолжать страдать от неопределенности, вопрос принадлежности покойного участника к конкретному лагеря — не важен», — говорит Ярослав Жилкин, глава НПО. Пророссийские вооруженные сепаратисты терпят эту организацию, но вменили ей в обязанность свои правила пребывания в оккупированной зоне в течение всего срока. Мужчины вошли в школьный двор. Справа от здания,пронзенный со всех сторон пулями автобус, был пуст в салоне. Другой коллега Ярослава Жилкина задерживается на участке земли, с которого, кажется, недавно вернулись.»Очень часто бывает, что местные жители хоронят участников боевых действий поспешно, по несколько тел, особенно когда дело доходит до украинских погибших». После кропо тливо выполненного осмотра всего, в конце концов,ничего не обнаружено. Надо отметить, что команда консультируется с местными СМИ в режиме реального времени для своей осведомленности информацией не только о ходе боевых действий, но и вынужденной пропаганды,так как информация часто бывает ложной или преувеличенной…

Голод.

Для Ярослава Жилкина, это обязательство связано с его личной историей. «Эта организация была создана для последствий Второй мировой войны. Большинство обнаруженных погибших никогда не были идентифицированы после распада Советского Союза, многие люди начали продавать личные вещи солдат. Цель в том, чтобы возвратить тела погибших —семьям», — говорит он.

Организация была сосредоточена на идентификации тел жертв последовательных репрессий:Гражданской войны, голода, коллективизации,нацистского вторжения, советского отвоевывания и разгрома националистического подполья. Ставка на вахты, они были возрождены, когда вспыхнула нынешняя война. «Я хотел быть как-то полезным, оставить след. Мой дед погиб около Литвы во время Второй мировой войны, я пытался найти его останки, но мне так и не удалось, потому что он был убит в первые дни войны … «,- говорит он. Следующим шагом является кладбище посреди пустыря, чьи окрестности перевернуты ракетами Града. Команда осматривает его. «Мы регулярно осматриваем кладбища региона. Когда мы замечаем украинские имена на кресте, мы их сфотографируем и попытаемся найти семьи покойного»- говорит глава НПО.

Снова слышны выстрелы в поле, команда отправляется в путь к месту еще одной битвы, ежедневно сопровождаясь внушительным сепаратистом с громоздкой снайперской винтовкой. Поблизости Иловайска, города крупнейшего театра сражений войны, по пути через лес,появляется крест. Взорванные мешки с песком лежат здесь и там, там же и окровавленная одежда. Два могилы были поспешно вырыты рядом с порванными деревьями. Они украшены красной и черной лентой сепаратистов, оставляя мало сомнений о национальности погибшего. Команда делает фото и возвращается в фургон. «Этого захоронения не было вчера. Мы были здесь, мы часто проверяем такие места,хотим быть уверены, что ничего не забыли»,- говорит один из членов команды. Сепаратист, до сих пор безмолвный, с улыбкой ребенка, украдкой обращается с вопросом к главе организации: «Вы не возражаете, если я возьму эту консервную банку?». Банка, лежала напротив столба покореженного путепровода и привлекла его внимание. Руководитель команды, чтобы хорошо удовлетворить этого гостя ответил, раздраженно:»Делайте, что хотите…». Человек стреляет по банке прямо в поле и смеется.

Каски.

В течение дня, старый фургон поездил битыми полевыми дорогами. До потери зрения, равнины, усеянные замерзшими озерами и обнаженными участками без травы, иногда сожженные сотни на метров артиллерийским огнем. Шлемы, бронежилеты,банки, свидетельства повседневной жизни участников сражений, прерванных в результате бомбардировок, по-прежнему лежали на земле, уже во льду. Соблюдая нейтральность организации, команда избегает разговоров о политике, особенно в присутствии сепаратиста. Но когда они  попадают на объекты, демонстрирующие вмешательства российских солдат, пятерка ребят не скрывает улыбку с оттенком иронии. Но без слов.

Поль Гого, специальный корреспондент в Донецке 25 декабря 2014 в19:26