Тет-а-тет со смертью: такой войну вам не покажет никто

  • Русский
  • English

По материалам: https://znaj.ua/ru/exclusive/tet-a-tet-so-smertyu-takoj-vojnu-vam-ne-pokazhet-nykto

 

"Война не закончена, пока не похоронен последний солдат", - именно такого принципа уже несколько лет подряд придерживаются участники гуманитарной миссии "Черный Тюльпан". Люди, которые стали волонтерами исключительно потому, что этого от них требовали обстоятельства и зов сердца.Их история началась в далеких подножия гор и волею судьбы проходит в наиболее беспокойных точках на востоке нашей страны. Как это - сменить экспедиции исторического направления на поиск тел погибших солдат в самом эпицентре войны?

Чтобы показать всю правду о тех, кто на своих плечах с 2 сентября 2014 года тянет тяжелое, но достойную уважения дело, портал "Знай.ua" пообщался с представителями миссии, Александром Куковеровым и Белоконь Сергеем.

"Черный Тюльпан": начало пути длиной в годы

Начали свою работу в составе проекта ВОО "Союз" Народная память ", за это время преодолели около 20 тысяч километров, объехали более сотни населенных пунктов, названия которых врезались в память из лент новостей чуть ли не каждому украинцу - Саур- Могила, Красногоровка, Успенка, Червоносельское, видели последствия событий в Дебальцево и у Донецкого аэропорта.

А самое главное - собственными усилиями смогли вернуть 832 тела погибших, причем с обеих сторон фронта.

Когда-то они все вместе были в горах, в Карпатах, занимались поисковой работой по Первой мировой войне, но внезапно началась антитеррористическая операция.

Фото: "Всеукраинская поисковая экспедиция" Карпаты"

Уже тогда к ним обратился за помощью директор Национального военно-исторического музея Украины Таранец В.В .. Министерство Обороны Украины искало добровольцев из числа гражданских лиц, которых могут пустить на "ту" сторону.

Тогда руководитель организации Жилкин Ярослав Александрович сделал довольно смелый месседж: кто готов ехать на Донбасс, может присоединяться, начался набор людей.

Фото: Жилкин Ярослав, руководитель организации 

Просыпаемся уставшие, не первый день работаем. В горах работа тяжелая. Становимся на утреннюю проверку, выходит Александр Павлович и говорит:"мне позвонили, кто готов - шаг вперед ". А мы совсем не понимаем, что происходит. Пошли практически все. Затем отсеялись. Но тот шаг вперед для себя запомнил - сделал его четко, уверенно и твердо ", - вспоминает Александр.

Потерянные и найденные герои передовой

В начале января 2018 волонтеры поставили наконец точку в одной из самых противоречивых историй. Три года подряд был записан в списки пропавших без вести легендарный танковый экипаж Т-64 из 30-й отдельной механизированной бригады, который состоял из командира танка, старшего лейтенанта Артема Абрамовича, наводчика Петра Барбуха и водителя-механика Ярослава Антонюка.

Прикрыть собой тех, кто отступает - такую ​​стратегию выбрали эти двое в августе 2014-го возле села Никифорово, в Донецкой области. Неравный бой состоялся, с тех пор их все считали мертвыми. Но уже осенью "Черный Тюльпан" отправился на поиски.

Фото: Олександр Куковеров 

И недалеко от разбитого танка, посреди поля нашли то, что осталось от двух военных. Точно сказать, кто есть кто, могла только экспертиза. Приходилось возвращаться сюда второй раз, уже в ноябре, осмотреть местность в районе Т-64 - вдруг что-то пропустили?

По просьбе родителей, проводилась и повторная эксгумация тела, чтобы выяснить, кому же на самом деле принадлежат останки, сомнения таки были. Пусть даже за такой большой промежуток времени, установить правду удалось, о чем подробнее можно узнать в ролике с церемонии прощания с бойцом:

Смотрите: Долгий путь домой

 

 

Титанические усилия: самое сложное всегда впереди

Бессонные ночи, постоянное нервное напряжение - ничто, по сравнению с тем, что ждет волонтеров по возвращению домой. Именно поэтому даже благодарность от близких погибших воинов они принимают редко. Просто не хватает силы духа, услышать то, о чем предпочел бы не вспоминать:

"Впервые, когда мы поехали, сразу скажу - было очень сложно. Все ребята, которые ездили с" Черным тюльпаном", думаю абсолютно все, не хотят общаться с родственниками. Почему? Объяснение очень простое. Это страх. Потому что мало того, что ты когда работал там натерпелся всего, увидел это горе.

Плюс, тебе там рассказывали, какой ты хороший, или плохой человек. Различные же встречаются ... Тем более, с той стороны. Человек, грубо говоря, работал в шахте. Ничего не имею против шахтеров. Но сначала он работал, потом спился, а тут пришла война, ему дали автомат и уже себя считает "властью". Но были и нормальные, хорошо к нам относились. Даже консервы свои отдавали. Речь идет о местных ", - признается Куковеров.

Фото: поиски в районе Т-64

Так в чем же эта разница - "местный - не местный"? Все логично и просто - местных видно сразу. Российская же армия, вся в одинаковой форме. Кто из них россиянин, кто нет, можно догадаться только по тому, что один из них стоит на блокпосту.

Бдительность превыше всего

Вмешиваться в любые дела, не связанные непосредственно с поиском тел, не входит в компетенцию "Черного Тюльпана". К разоблачению так называемых диверсий (к примеру, те случаи, когда сторона противника может каким-то образом получить форму ВСУ и устроить провокацию под видом нашим военных), или проведения следственных действий, гуманитарная миссия точно не имеет никакого отношения, поэтому не стоит воспринимать их в качестве оперативного органа.

Эти люди - волонтеры, которые точно не занимаются выяснением принадлежности погибших к той или иной структур. По шевронами, так сказать, не оценивают, ведь этим занимаются компетентные органы, которым передают участники "Черного Тюльпана" результаты своих поездок.

Фото: "Груз 200"

Их задача состоит в максимально точном сборе данных о местности, где проводятся поиски: например, привязка к дороге, GPS-координаты, вещи, которые были у солдата. Здесь важны мельчайшие детали, так как именно "Черный Тюльпан" фактически и будет являться первоисточником информации.

И от того, насколько в полном объеме они ее соберут, зависит успех частично и дальнейшего следствия. На этом задачи участников миссии заканчиваются и дело переходит в руки сотрудников МВД:

"Мы не занимались разведкой. В любом случае, если мы его нашли - то точно привезли, похоронили в Запорожье на кладбище как" временно неустановленное лицо ". Даже если он в нашей, не нашей форме - привезли на нашу территорию", - объясняет Александр.

Смотрите: волонтер "Черного Тюльпана": от увиденного в жилах стынет кровь 

 

 

Каждый из них для нас – живой

В офисе ВОО "Союз" Народная память" существует также отдельная горячая линия, куда звонят родственники, происходит обмен информацией. И неудивительно, ведь дело после похорон военного под отдельным номером (до выяснения всех обстоятельств) не заканчивается - после получения результатов экспертизы проводится повторная эксгумация.

Наиболее сложное в этой ситуации - даже не забрать тела, а бесспорно, набраться духа для того, чтобы приехать к семье, которая отдала своего сына на войну и больше никогда не увидит:

"Ты привез их сына, бойца, вернул в Украину, передал для дальнейших следственных действий. Но позвонить им и сказать:" Вот, я нашел вашего ребенка "... .Это очень тяжело, потому что ты печальную, страшную весть принес. Органам, которые занимаются этим (полиция, следователи), для них – обыденная тема. Могу вот несколько грубо сказать ... Вроде картошку разгружают, и не видят, что это - ЧЕЛОВЕК. У них работа такая, заточены. Что ему там? Берет бумагу, позвонит и скажет - "исчез ваш сын"

А когда ты все видел собственными глазами, достал его либо прикопанным, либо обгоревшим, из взорванной техники, или он уже был собаками растаскан по полю ... .Ты уже с ним соединился на подсознательном уровне. Мы разговариваем с ними, когда поднимаем, как с живыми, для своего спокойствия. Говорим: "Братишка, подожди ... Я тебя уже нашел, я тебя увезу, скоро вернешься ...", - так выглядит изнанка войны глазами волонтера.

Подобное отношение к волонтерам пришло из той тематики, которой занималась организация еще до начала событий на Востоке - раскопками и поисками погибших военнослужащих времен Первой и Второй мировых войн.

К слову, тогда проводились Международные экспедиции с участием и российских представителей. Никто не делился на границы и национальности, ведь объединяла единственная цель. Из-за ситуации, сложившейся в последние несколько лет, в основном - политической, пригласить специалистов сюда, или отправить наших невозможно. Хотя люди на самом деле интересуются исключительно историей.

"Находили при них документы, фотографии, рисунки. Причем не простых школьников, которые высылают на фронт, а именно их детей. Было такое, что бойца уже разодрали животные, а мы ищем долго. Знаем - он в поле. А не можем, потому что поле не убрано, огромное. Попробуй найди. Где-то с третьего раза заметили только то, что от него осталось. Собираем части тела на определенной дистанции. И вот ветер подул, вылетела бумажка. Что за бумажка? А это призывной из военного комиссариата " .

Ярослав Жилкин 

При этом, задействованны в поисках одного человека могут быть 10-12 волонтеров - еще одно свидетельство того, насколько серьезное отношение к своей миссии. И откровенное желание не оставлять начатого дела, чтобы не случилось. Но, к сожалению, не всегда удается.

"Собираем всех. Либо это добровольцы, или ВСУ, или даже такие же ребята, только с той стороны .... Мы абсолютно нейтральны. С мертвыми не воюют. Если сейчас кричать" Мы за Украину "официально, то наша группа по ту сторону фронта просто не уедет. Попадем точно так же в подвал ... ".

Во время особо активных боевых действий группе приходилось неоднократно возвращаться на одно и то же поле. Ведь не успели собрать тела, как уже появляются новые жертвы:

"Информации - миллион. Было такое, что группа отработала сектор, возвращается назад, ведь из нового источника отчитываются: там погибли ребята. Мы говорим, что уже были там, только оттуда. Сколько можно обыскать за световой день? .... Когда встречаемся с друзьями, первые два вопроса: зачем это тебе нужно? И второе - сколько платят? Но это мое толи предназначение, толи призвание. И не могу сказать, почему ".

Смотрите: Летопись "Черного Тюльпана" 1200 дней смерти и надежды

 

 

P.S: история "Черного Тюльпана" не заканчивается. Это только капля в море тех дел, которыми занимается миссия. Но одно понятно точно - ни один из них не жалеет ни секунды о своем решении, принятом давно и необратимо. Зная, что там, в полях Донетчины, их еще ждут воины, души которых до сих пор живы.